сепия

Здравствуйте!

Я психолог, кандидат психологических наук. Это мой блог, посвященный в первую очередь психотерапии и психологии. О психологии - реальной. Не популярной с простыми советами в стиле "тебе надо стать уверенным в себе и все!" или "все будет хорошо", и без эзотерики и разного рода парапсихологий. Я не гуру и не истина в последней инстанции. Просто приглашаю вас поразмышлять, сопоставить свой личный опыт и свою жизнь с другим опытом и другой жизнью.

Правда, жизнь значительно шире,  в заданных рамках все равно не удерживаюсь. Поэтому этот блог - о психологии в первую очередь, и во вторую - о том, что мне интересно, а это может быть немного археологии с этнографией, путевые заметки из экспедиций и конференций.

Некоторую дополнительную информацию, связанную со мной, а также контакты для связи по вопросам личной  психологической консультации или терапии вы можете посмотреть на моем сайте.

Под катом - содержание блога (основные статьи и материалы, по состоянию на сентябрь 2013). Если какие-то мои материалы очень вам помогли, то можно выразить свою благодарность, сделав перевод на PayPal (это дело исключительно добровольное).
paypal.me/ilyalatypov

Collapse )
promo tumbalele february 13, 2013 16:48 228
Buy for 500 tokens
Ощущение душевной близости мужчины и женщины может быть настолько непереносимым, что мужчина и женщина начнут заниматься сексом, чтобы избежать переживания близости . Такой вот парадокс. Секс стал настолько обыденным делом, а для мужчин — чуть ли не обязательным — что проще…
сепия

"Между роботом и обезьяной"

Ну что, хорошие новости подошли.

На этой неделе из типографии выходит-таки моя книга. После долгих дискуссий решено было остановиться на названии "Между роботом и обезьяной. Искусство найти в себе человека" (спасибо тому человеку, кто предложил это название в комментариях - не могу найти, кто это, чтобы лично поблагодарить...).  Она уже есть в Лабиринте в предзаказе (https://www.labirint.ru/books/786126/) , скоро появится на сайте издательства "Неолит" и на Литресе в электронной форме. А в магазинах через неделю-другую можно будет посмотреть.

Из аннотации: "Множество обращений к психологам и психотерапевтам связано с тем, что люди выгорают на работе и в семье, относясь к себе как к машинам с бесконечным ресурсом. Один из вопросов, который часто задает себе человек - "как мне относиться к себе"? Как к живому, чувствующему, страдающему и радующемуся существу, или как к роботу с набором функций, вся ценность которого заключается в том, насколько успешно и быстро он выполняет свою работу? В книге затронуты такие вопросы, как функциональное и эмоциональное отношение к себе, насилие над собой и другими, способность заботиться о себе, поддержка и самоподдержка. Особое внимание уделено "внутренней обезьяне" - нашим эмоциям и тому, как их распознать, о чем они пытаются сообщить и как с эмоциями обходиться, чтобы они были нам поддержкой, а не врагом или помехой".

Я честно стремился и в самой книге найти баланс между рациональным объяснением чего-либо и эмоциональным проживанием того, о чем идет речь. Есть вставки, состоящие из моих постов, которые публиковались здесь, но в основе своей книга - новая. О том, как мы ищем свои собственные, человеческие способы жить, находясь между неживым, функциональным, зажатым правилами и нормами способом - и между спонтанным, ярким, полным жизни, но при этом грозящим хаосом и разрушением путем (младенец - идеально спонтанное и естественное существо, но вряд ли нам захочется иметь дело со  взрослым "младенцем"). Идея не в том, что быть функциональным роботом очень плохо, а эмоциональной обезьяной - хорошо, а в том, что нам постоянно приходится выбирать между этими двумя крайними полюсами. В первой части книги речь идет про функциональность и эмоциональность, про человеческую агрессивность (в гештальтистском понимании), про грань, переступая которую, мы переходим к насилию (над собой и над другими). Есть и про столь "любимую" многими пассивную агрессию, про наши базовые потребности (в безопасности, принятии, признании и потребность в смысле). Это не учебник - охвачено далеко не все, но я надеюсь, что получился именно разговор с читателем о тех важных вопросах, которые очень часто затрагиваются во время психотерапии.  Заканчивается эта часть "тремя правилами самоподдержки" (какие - узнаете в книге :)).

Вторая часть целиком посвящена эмоциям - зачем они нам и как с ними обходиться (а они не являются самоценными - у них есть вполне конкретные задачи). Главная (но не единственная!) идея - что каждая эмоция несет определенные сообщения человеку, сигналы о реакциях его внутреннего мира на происходящее. И важно попытаться их распознать. Это тоже не научный трактат, я не сильно заботился о четкой классификации и полноте охвата. Но место нашлось для таких переживаний и чувств, как: тревога, страх, злость, стыд, вина, гордость, уважение, благодарность, зависть, обида, жалость, высокомерие, унижение, презрение, отвращение, горе, тоска, отвержение, нежность, привязанность и любовь. А последняя глава - про опыт близости. Мне кажется, доброе завершение

Я очень благодарен многим своим коллегам за мысли, которые они высказывали как в личном общении, так и в своих статьях и книгах - в конце концов, моя книга - это переложение своим языком того, о чем мы часто разговариваем. Благодарен и всем своим клиентам - если психотерапия основана на отношениях, то невозможно оставаться не затронутым, не обогащенным тем жизненным и эмоциональным опытом, которым со мной делятся... И если книга поможет приблизиться читателю к самому себе - то я свою задачу буду считать выполненной. В конце концов (цитируя самого себя), "счастье — не в том, чтобы стать лучше или получить больше,а в том, чтобы услышать и обрадоваться самому себе".

Очень волнуюсь по поводу того, зайдет ли она читателям (с периодическими наплывами "синдрома самозванца"), но все, что можно было, уже сделано - остается ждать.

сепия

История как ценность

Уже несколько дней идут дискуссии вокруг сериала "Бриджертоны", где некоторые английские аристократы 1813-го года являются чернокожими. В самом сериале это обыграли и объяснили (по сути дела это Англия из альтернативной реальности, где "черные" были уравнены в правах), но шум в наших интернетах начался большой. Мне очень не нравится тенденция, которая особенно ярко проявилась в нынешних дискуссиях, согласно которой люди, которым не нравится смена цвета кожи персонажей, быстро и без сомнений объявляются расистами. Мне - человеку, который ассоциирует себя с либеральными взглядами - это представляется современной версией марксистко-ленинского тоталитарного взгляда на мир, где получить клеймо в виде "наймита буржуазии" или "ревизиониста" было проще простого, особенно в социальных науках. Шаг влево, шаг вправо - и вот тебя уже пометили ярлычками "расист", "сексист", "трампист" - и "отменили". В такой атмосфере свободная (либеральная) дискуссия в принципе невозможна - что я и наблюдаю в российском сегменте фейсбука, где все чаще важнее становится определить, "чей ты", чем послушать "о чем ты". 

Collapse )
сепия

Эта "ужасная" жалость

Снова и снова, раз за разом я сталкиваюсь с совершенно лютым неприятием со стороны множества людей (включая массу психологов) такого переживания, как жалость. Жалость - это для кого-то звучит даже ужаснее, чем чувство обиды. Общее у этих чувств, кстати - переживание собственной слабости или бессилия что-то изменить.  И даже слово "безжалостный" никого не пугает, когда предлагают избавляться от от жалости.  "Мы не жалеем, мы сострадаем" (для меня это ровно та же игра слов, что и "я не обижен, я просто злюсь!" - то есть попытка спрятать "постыдное" чувство за одобряемое). Вот, например, чудное определение жалости, найденное при беглом просмотре в поисковике: "Это чувство, которое связано с ощущением сострадания ко всем малым, обездоленным и ничтожным людям". 

Или пример из увиденного сегодня текста. 

"Жалость и самосочувствие/самоподдержка — это разные вещи. Одно дело сказать себе «я понимаю, что мне сейчас плохо и я пока не готов к достижениям, мне грустно, мне страшно, но я буду делать понемногу, поддерживая себя». Другое дело начинать утро с «я такой несчастный, никто меня не любит, у меня никогда ничего не получится, а все козлы и я их ненавижу». 

Collapse )
сепия

Текучая современность

Есть такая очень нелюбимая мною фраза: "с жиру беситесь". Она часто (но не всегда) прячет за собой зависть, подразумевая "вот если бы у меня было то, что есть у вас - я бы этой дурью, как вы, не маялся, а наслаждался бы жизнью". За этой фразой еще и определенная философская концепция прячется - "бытие определяет сознание" в версии "степень психологического комфорта напрямую зависит от наличия в жизни человека определенных благ". Субъективность восприятия и влияние прошлого нашего опыта на то, как мы переживаем настоящее, игнорируется.

Часто встречаемая вариация "с жиру беситесь" адресована женщинам (и, шире - людям, которые чем-то недовольны в современности): мол, у вас тут уже и стиральные машины есть, и компьютеры, и посудомойки, и мультиварки - да у вас не жизнь, а малина в современных домохозяйствах, чего это вы страдаете из-за всякой фигни! Вот женщины прошлого - это да, они в поле работали, и ничего у них не было из того, чем наслаждаются труженицы домашнего фронта сегодня. И вообще, современные люди: хватит ныть, вы живете в раю по сравнению даже с началом-серединой XX века!

Collapse )
сепия

Праздность

Часто звучит такая мысль: я бы и рад заняться чем-то, кроме своей постылой работы, но не знаю, чего хочу и к чему мне стремиться. Здесь подразумевается, что когда мы разберемся с собственными желаниями и стремлениями, то тогда будет совсем другой разговор.

Мне кажется, в этом нередко заключается большая ошибка. Наши желания не прорастают на поле, закатанном в асфальт. Если жизнь организована так, что ты - просто функция, бесконечно выполняющая программу рабочая машина - то о каких желаниях, стремлениях, интересах может идти речь у машины? Невозможно истощенному организму, занятому выживанием и функционированием, заниматься чем-то другим, кроме как бесконечной подготовкой себя к новому рабочему дню.

Collapse )
сепия

Чаша от матери

Представь, что тебе-ребенку мама вручила в руки чашу, до самых краев наполненную водой. "Возьми, доча - это мои чувства и моя жизнь. Тебе нужно очень-очень аккуратно ходить с чашей, и главное - не пролить ни капли. От каждой капли, упавшей на пол, мне будет очень и очень больно. Ты же хорошая девочка - ты позаботишься обо мне?". И ты киваешь головой - конечно, почему бы и нет?

Но с этого момента в нашу жизнь приходит напряжение. Никаких лишних движений - маме будет больно. Тело становится деревянным, шаги - осторожными, а взгляд прикован только к этой чаше, в которую вцепилась окоченевшими руками. И все равно, даже при всех стараниях, капли проливаются - и мама вскрикивает. Тебе стыдно, страшно, виновато - и прилагаешь новые усилия. А собственная чаша стоит где-то в стороне и высыхает. Но о ней толком и не вспоминаешь...

А мама? А ей на самом деле тоже не шибко спокойно. Ведь в руках ребенка - ее собственная жизнь. И поэтому она постоянно следит за тем, что делает и как ведет себя дочь. Туда не ходи - там скользко, упадешь - всю меня разольешь. Тут земля дрожит. Здесь слишком мягко - устойчивость потеряешь. И вообще вот тут лучше стой - хорошее место, я его тебе оборудовала, чтобы ты не делала никаких лишних движений. Аккуратнее!!!

Collapse )
сепия

Своя стая

Нам требуется «своя стая». Как бы это ни печалило тех, кто склонен отрицать в себе эту человеческую «слабость», но это так. «Своя стая» - это те, кто нас принимают, кто считает нас «своими». Причем критерии «свойскости» не всегда можно четко и ясно сформулировать. Но один я могу назвать – это способность разделять переживания друг друга, быть услышанным в своей радости и в печали. И способность уже самому услышать других. В своей компании нас очень редко посещает (если вообще бывает) чувство стыда из-за несоответствия тебя, твоих особенностей – и остальных.

Стыд часто бывает хорошим маркером того, со своими мы, или нет. Если в какой-то компании постоянно ощущаешь свою неполноценность, то, может быть, стыд подсказывает: твое реальное внутреннее содержание и твое окружение – несовместимы. Грусть ситуации заключается в том, что можешь изо всех сил стремиться стать «своим» для тех, кто никогда и ни при каких условиях тебя за своего не примут. В лучшем случае будут терпеть или пользоваться, если возникнет нужда – но к «своим» ты не примкнешь. И множество людей отчаянно стучатся в эти закрытые двери.

Collapse )
сепия

"Дай мне то, что я хочу - и будет хорошо"

Мне доводится иногда разговаривать с мужчинами, которые систематически прибегали к прямому насилию в семье - били "своих" женщин, в том числе и в присутствии детей. Потом шло "примирение", и дальше по накатанной, хорошо известной колее. Причем это были не какие-нибудь ужасные психопаты (эти с психологами не разговаривают), а обычные мужчины, по которым и не заподозришь избиений - никаких тебе квадратных челюстей, бугрящихся мышц и дикого взгляда. В их личной истории - бездна физического и психологического насилия уже над ними, когда их пытались сломать в труху и "пересобрать" в удобную, правильную для родителей модель. Правильная модель не получилась - только изуродованная шрамами старая, а неспособность остановиться, когда сталкиваешься с чужой и не поддающейся тебе волей - усваивается. Встречаешься с чужим "нет" или возмущением? Нужно только надавить...

Когда эти мужчины, ужаснувшись в конце концов тому, что они делают (а так бывает нередко - и ниже речь идет только о таких), идут к психологу, они думают, что, отказавшись от физического насилия, уже сделали всё необходимое для того, чтобы можно было бы "договариваться" с подругами, женами или уже бывшими спутницами. И обнаруживается, что они вообще не могут осознать то, что является насилием - в их сознании это только битье.

Collapse )
сепия

О магическом мышлении

Постарался ответить на вопрос, почему — при нынешнем уровне развития науки и медицины, многие обращаться к прадедовским способам лечения при помощи разного рода «магических» штучек. Суть ответа: магия лучше справляется с устранением тревоги (но не с реальной помощью), а столкнувшись с серьезными заболеваниями, многие люди в первую очередь нуждаются в утешении, надежде — и снижении уровня страха.