Илья Латыпов (tumbalele) wrote,
Илья Латыпов
tumbalele

Categories:

Готовность к переменам

Задумался над тем, как ощутить – готов ли ты к серьезным переменам, или нет… Множество людей с понедельника или с первого января планировало и планирует начать новую жизнь, перестать переедать, больше заниматься спортом, забросить компьютерные игры и так далее, и тому подобное. Однако воз и ныне тут…  Формально все эти люди ощущают свою готовность к тому, чтобы изменить свою жизнь, ощущают дискомфорт от той ситуации, в которой находятся, то есть вроде бы мотивация есть – как мотивация избегания дискомфорта, так и мотивация достижения желаемого. Однако же… День за днем, каждый вечер обещают себе начать завтра то, что собирались начинать еще несколько месяцев назад…


Похоже, хотеть перемен и быть готовым к ним, быть готовым их совершить – большая разница. Мало кто из тех, кто обращается за помощью, готов покинуть зону собственного психологического комфорта. Перемены в жизни словно должны наступить без серьезных потрясений. «Я готов совершать усилия, делать все, что нужно, но только чтобы это не вызывало у меня внутреннего протеста!». Замечали, наверное, такой феномен: мы склонны соглашаться с теми людьми, чья точка зрения ближе к нашей. Не та, которая убедительнее, не с большим количеством фактов,  а та, которая ближе нашему привычному ходу мыслей. И тогда бессмысленными становятся, например,  голосования во время дебатов: люди начинают жать на кнопки еще ДО того, как оппоненты изложили свои точки зрения. Здесь невозможны перемены. В таких голосованиях побеждают стереотипы, а не живая мысль.

С подобной ситуацией сталкиваешься неоднократно. Может прийти клиент, который просит предложить ему варианты действий, а он уже будет выбирать, какой из них ему подходит. Разумеется, что выбран будет тот, который больше всего соответствует привычному опыту, а значит, с большой долей вероятности, отвергнуты будут все «неправильные» (с  точки зрения клиента) варианты действий, а психолог/психотерапевт обесценен. Потому что он попытался расшатать зону комфорта. Например, привычная манера поведения – это страдание жалобы и рыдания, что неизменно вызывает сочувствие окружающих. Но вот психолог, например, не спешит сострадать, не торопится утешать, а то и вовсе ввергает в недоумение словами «Ты знаешь, я как-то не очень верю сейчас в твои слезы». Зона комфорта пошатнулась… Как отреагирует клиент? Скорее, обида и гнев на того, кто отказался играть в привычную игру.

Для меня сигналом о том, что я хочу не перемен, а игры в привычную роль, будет злость на собственного терапевта, когда она, вместо того, чтобы ко мне присоединяться и поддерживать, вдруг спросит: «А что тебя-то в этой ситуации так задевает, раз ты так злишься?» В первую секунду это – как отвержение. Словно аксиомой является очень спорная идея о том, что терапевт ДОЛЖЕН поддерживать своего клиента… Поддерживать в чем? И поддерживать как? Всегда быть добрым, понимающим, занимающим мою сторону?...  

Казалось бы: ты пришел за изменениями, но отчаянно защищаешь то, что как раз и нужно пересматривать… И постепенно открывается простая истина: очень многие люди приходят не за тем, чтобы что-то изменить, а за тем, чтобы убедиться, что изменить ничего нельзя. Что ни один психолог не сможет справиться с моей проблемой (и это для кого-то это подтверждает мнение о психологах как о шарлатанах).  За тем, чтобы усилить свои психологические защиты, заручиться поддержкой психолога в борьбе за правое дело с супругом, детьми, коллегами, жизнью, а отказ психолога встать под знамена воспринимается как предательство. Ведь не перемены нужны, нужен союзник.

Выход за зону комфорта ввергает нас в тревогу и ощущение беспомощности. Именно в этот момент присутствие психолога рядом становится по-настоящему важным и оправданным. Более того, одной из главных задач психолога является способствовать выходу из зоны комфорта, иногда по-настоящему фрустрируя человека. Для этого он здесь, иначе чем отличается психолог от друзей и подруг, задача которых – поддерживать нашу зону, а не испытывать ее на прочность… Это может быть больно и мучительно. Критерием, позволяющим понять, кто рядом – садист или действительно профессиональный психолог – будет то, затрагивает ли он вашу личность, или нет. «Ты ничего не соображающая дура!» или «Да, похоже, ты причинила много боли родным». И если не торопится. Психолог, с первой же сессии бросающийся взламывать защиты и оборонительные рубежи (и только этим и занимающийся…) скорее может дополнительно травмировать, чем помочь. Еще не сформировано доверие, еще непонятно, что именно прикрывают наши защиты, и как они поддерживают наш мир в большей или меньшей безопасности… Нельзя разрушать зону комфорта извне – так как она обеспечивает нам стабильность, опору, надежность и уверенность. Из зоны комфорта можно выйти только самому, а не ворваться снаружи, так как в этом случае будет завоевание и разрушение, а не помощь. Не люблю непрошенных спасителей, решивших за меня, что мне нужно и что необходимо делать.

А как набраться храбрости и решиться-таки на перемены: уехать в другой город, развестись, познакомиться, сменить работу, пойти на учебу, начать бизнес? Я вспоминаю слова, услышанные однажды на терапевтической группе: «только тогда, когда тебе по-настоящему, до тошноты, до физической рвоты станет плохо в той ситуации, в которой ты находишься – только тогда ты сможешь сделать что-то реальное, чтобы ее изменить». Если просто «дискомфортно» - не стоит обольщаться, это слишком малый стимул, чтобы подвергнуть себя ужасу, охватывающему за пределами привычного мира… Можно раз за разом «стравливать» энергию, не давая дискомфорту дойти до настоящей точки отчаяния. Отчаяние – хороший стимул, надежда – нет, она всегда оставляет лазейки. Сущность надежды, что как-нибудь что-нибудь «устаканится» – удержать от действия. Иногда это полезно, чаще – нет. В дискомфорте мало энергии, а вот в отчаянии – бездна. А если я раз за разом прихожу к терапевту и «стравливаю» эту энергию, а он, все принимающий и понимающий, вдруг начинает эту энергию мне возвращать обратно, усиливая, а не ослабляя, этот самый дискомфорт? Предательство терапевта, или все-таки помощь человека, знающего, что он делает? Проще думать о предательстве, а мысли о помощи возникают только тогда, когда уже сформировалось доверие, уверенность в терапевте – не просто как в абстрактном профессионале, но и как в личности…

Отчаяние, ужас, страх – хорошие и мощные стимулы к переменам, свидетельство того, что ты к ним готов. Но при условии, что ты не один, что ощущаешь рядом чье-то присутствие, подлинное, человеческое присутствие.  Потому что в одиночку, как мне кажется, войти в отчаяние, выстоять и перейти к переменам – безумно трудно. По крайней мере - мне.

Из нетерапевтического разговора в компании у костра…

- Я никак не могу подойти и познакомиться с девушкой, которая мне нравится… Хотя она тоже как-то на меня посматривает.

- Могу дать совет. Прекрати мастурбировать.

- Что?!

- Прекрати мастурбировать – хотя бы недели на две. Тогда будешь сметать все преграды.

Через неделю парень познакомился. Стало просто невозможно :)).


Tags: экзистенциальная психология
Subscribe
promo tumbalele february 13, 2013 16:48 229
Buy for 500 tokens
Ощущение душевной близости мужчины и женщины может быть настолько непереносимым, что мужчина и женщина начнут заниматься сексом, чтобы избежать переживания близости . Такой вот парадокс. Секс стал настолько обыденным делом, а для мужчин — чуть ли не обязательным — что проще…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments