Илья Латыпов (tumbalele) wrote,
Илья Латыпов
tumbalele

Categories:

Счастье

Увидел на днях вот такие строчки:

афоризм о счастье

Честно говоря, нарисовался образ счастливо хихикающего наркомана: он, находясь под кайфом, тоже не хамит в очередях, не ругается в транспорте и пребывает в другой реальности…  И ему ни к чему сплетничать о коллегах…

Чуть позже взгляд пробежался по пожеланию счастья в новом году… На книжной полке – книга Т. Бен-Шахара  «Быть счастливее»…  Мысли перескакивают на то, с какими переживаниями для меня связано ощущение счастья? 


Перебираю… С чем ассоциируется у меня счастье?... Радость от первого крика дочери, который слышишь в роддоме? Счастливые мордашки дочурок, когда они что-то увлеченно делают? Любимая женщина рядом, прислонившаяся к плечу? Разговор с умным и понимающим собеседником на тему, одинаково волнующую нас обоих? Я перебираю в памяти массу событий, с которыми связано много чудесных переживаний. Да, это все разные грани счастья: от эйфории до простого удовлетворения от плодотворно прошедшего дня.

ЯНо почему-то особенно ярким является образ, не связанный с какими-то значимыми событиями.  Берег моря, и ты идешь по нему, чувствуешь соленый ветер, запах моря, теплую морскую воду, солнечные лучи, нагревающие тело…  Шагаешь и чувствуешь, что в жизни все идет «так, как хочется». И эта мысль-ощущение сопровождается удивительным умиротворением, чувством сопричастности к потомку жизни, несущемуся из прошлого в будущее… Это «так, как хочется» возникает не в моменты эйфории и ликования, а в довольно простых ситуациях: летним утром где-то на природе, когда никуда торопиться не нужно, и никто не пинает тебя «вставай, рассвет уже полощется!». Зимним вечером, когда согреваешься за чашечкой горячего чая, за окном метель, а ты здесь, в тепле и уюте…  «Все идет так, как надо» - как ни странно, именно такое выражение лучше всего для меня передает суть этого состояния, которое у меня теснее всего ассоциируется со счастьем.

Можно ли вывести какую-нибудь формулу счастья, чтобы, в соответствии с предписанием  Козьмы Пруткова, захотеть стать счастливым – и быть? Сама фраза – «формула счастья» - как-то напрягает, лишает жизни слово «счастье». Равно как и фразы вроде «как добиться счастья» или «что нужно сделать, чтобы стать счастливым»? Как будто счастье – это некий объект, который можно выиграть.  В общем, некоторые философы так и считают, не зря же в философских словарях можно обнаружить следующее: «счастье – понятие, обозначающее высшее благо как завершенное, самоценное, самодостаточное состояние жизни; общепризнанная конечная субъективная цель деятельности человека».  Это определение четко фиксирует сознание на том, что счастье – это завершение, конец чего-то. Нечто самоценное, самодостаточное и оторванное от мира, как тот наркоман… «завершенное состояние жизни…. Конечная цель». Не нравится мне это определение, оно никак не описывает то, что я переживал, шагая по морскому берегу. Там никакой завершенности не было и нет, а вот того, что хочется назвать счастьем – в избытке… Что же все-таки значит это «все идет так, как надо?».

Кажется, это Т. Бен-Шахар, размышляя о счастье, привел такой замечательный пример о том, где мы его ищем. Представьте себе четыре гамбургера. Первый – обычный. Он вкусный. Но, блин, вредный для здоровья – не прямо сейчас, но в будущем – точно. Я ем этот гамбургер, а потом – но только потом – у меня будет изжога. Но сейчас я испытываю удовольствие. Очень похоже на наркомана – он тоже живет только в «сейчас», и когда он принимает дозу, его совершенно не интересует, что будет потом… Шопоголик, растративший все деньги в магазине, получив массу удовольствия сейчас… Правда, на границе сознания уже начинает скрести тоска  от понимания последствий, как бы не старался от него отвернуться…

Второй гамбургер – ну очень полезный для здоровья, но при этом безвкусный, как бумага. Жуешь, никакого удовольствия, но зато утешаешь себя мыслью о том, что это полезно. Будет. Когда-нибудь… «Ешь манную кашу, она полезна!» - сомнительное утешение в детстве…  В общем, удовольствие тебя ждет в будущем. Классика «крысиных гонок».

Третий гамбургер – полый кошмар, он и безвкусный, и вредный. Самой разумной мыслью будет его выбросить… Однако находятся люди, которые его едят. Нигилисты, отрицающие как сегодняшние удовольствия, так и завтрашнюю пользу. Едят, давятся и заявляют: «ну мы же говорили, что жизнь бессмысленна и бесполезна, что все усилия тщетны, и вообще нет ничего нового под солнцем…».

Четвертый гамбургер – это мечта… И вкусный, и полезный.  Вот оно, счастье: удовольствие сейчас и награда в будущем… 

Возвращаюсь к себе, шагающему по берегу моря… Да, там есть у меня настоящее удовольствие от того, что происходит прямо в этот момент: и чувственное – от запахов, видов, тела, звуков, и эмоциональное – радость от того, что находишься здесь… Удовольствие от «сейчас»… А в будущее направлено предвкушение – ожидание того, что тебя ждет что-то очень интересное, важное, волнующее…  Предвкушение и азарт – энергия, направленная в будущее… Да, кажется, в тот момент у меня есть этот четвертый гамбургер… Но есть и еще что-то…

Поймал, уловил! Это удовлетворенность тем, что я делал в прошедшие дни. Ощущение того, что чего-то добился, сделал, что я двигаюсь по своей ленте жизни. Ни с чем не сравнимое чувство того, что в прожитых тобою днях и годах есть смысл… И этот смысл обнаруживается в том, что я делаю сейчас, и в том, что я предвкушаю в будущем…

Вот оно, это чувство того, что «все идет так, как надо…».  Я иду по морскому берегу, по символу моей жизни, и одновременно ощущаю:

А) Удовлетворенность от того, что делал в прошлом.

Б) Удовольствие от того, что происходит прямо сейчас.

В) Предвкушение того, что произойдет в будущем.  

И все это связано воедино ощущением того, что я понимаю: зачем это все. Я ощущаю смысл того, что было, есть  и будет.

Кажется, именно это и есть счастье… Если в прошлом будет  только сожаление – на что мне опираться тогда сейчас? Если  нет удовольствия от процесса жизни сейчас, но меня поддерживает мысль о том, что в будущем будет лучше – тогда я уподобляюсь узнику концлагеря. Он страдает сейчас, но если у него есть ответ на вопрос, зачем держаться дальше и пытаться выжить, а не броситься на колючую проволоку под напряжением – он будет держаться. Но разве такое состояние, даже наполненное смыслом, можно назвать счастьем?...  А если я получаю удовольствие только от настоящего, а прошлое и будущее – черные провалы? Пир во время чумы, наркотизация, отчаяние… Если бы вас подсоединили к машине, воздействующей на центры счастья в мозгу, и при нажатии на кнопку вы бы моделировали себе все тридцать три удовольствия – пошли бы вы на это? Крысы по этому поводу не задумывались: они лупили по кнопке до тех пор, пока не умирали от истощения.

Ухватываю еще один аспект, очень важный для меня и моего ощущения счастья.  Это чувство субъектности – осознание себя хозяином собственной жизни. Позитивные ощущения в моей жизни – это результат не каких-то случайных  событий, не внешних веществ (вроде алкоголя, наркотиков, телевидения…), а моих собственных действий…  Когда приходит чувство субъектности, переживание счастья теряет эфемерность и мимолетность, обретает корни и прочность. Предвкушение от будущего – это не нетерпеливое ожидание того, что произойдет что-то чудесное и хорошее, а ощущение того, что в твоих силах и впредь организовывать свою жизнь так, как тебе хочется…  Если счастье исходит не от осознания мною моей субъектности, то оно неизбежно будет сопровождаться тревогой (отсюда мысли об эфемерности и мимолетности счастья в жизни человека).

Получается, счастье – это своего рода фоновое ощущение того, что в жизни есть смысл, и что ты живешь в соответствии с ним, при этом получая массу удовольствия от процесса? Вспоминаю исследование американского психолога Ф.Брикмана. Оно показало, что субъективно оцениваемый уровень счастья у людей, недавно выигравших в лотерею, у парализованных жертв автокатастроф и обычных здоровых людей практически одинаков. Более того: после кратковременных всплесков эйфории уровень «счастливости» возвращался на исходный уровень. Если вы до выигрыша в лотерею были несчастны, то через месяц, не больше, вернетесь туда же. Парализованные после автокатастрофы возвращались на прежний уровень «счастливости» или «несчастливости» дольше, примерно год. То есть эйфория – это не счастье, а колебания уровня удовольствия, «счастья-сегодня».  Что-то вроде вышеупомянутых крыс…  Любопытно, что большинство людей не хотят жить как эти крысы из эксперимента – «дармовая» эйфория мало кому нравится. Смысл нужен. Плюс ощущение «заслуженности».  «Мы хотим знать, что наши действия производят в мире реальный эффект, а не просто чувствовать это» (Т.Бен-Шахар).

Примечательно, что этот «фон» вовсе не исключает страданий, злости, гнева, ругани в транспорте и сплетен о коллегах. Мы живем в реальном мире, и наше ощущение счастья связано с тем, что происходит в нашей жизни. Несколько странно ощущать себя несчастным из-за того, что дети в Годурасе голодают, но не менее странным будет ощущение счастья в то время, когда голодают собственные дети.  

В общем, шагая по морскому берегу, я переживаю счастье как единство прошлого (удовлетворение), настоящего (удовольствие) и будущего (предвкушение), обеспеченное ощущением смысла того, что я делаю в своей жизни и со своей жизнью (субъектность). И поэтому «все идет так, как хочется… так, как надо».


Tags: заметки на полях, позитивная психология, размышлизм
Subscribe
promo tumbalele february 13, 2013 16:48 229
Buy for 500 tokens
Ощущение душевной близости мужчины и женщины может быть настолько непереносимым, что мужчина и женщина начнут заниматься сексом, чтобы избежать переживания близости . Такой вот парадокс. Секс стал настолько обыденным делом, а для мужчин — чуть ли не обязательным — что проще…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →