Илья Латыпов (tumbalele) wrote,
Илья Латыпов
tumbalele

Categories:

Уважение и гордость

Заметил, что в психологических статьях довольно много говорится о вине, стыде, страхе и тревоге, но довольно мало о таких важных для сохранения внутренней устойчивости личности чувствах, как уважение и гордость. А ведь без этих чувств невозможна опора на себя, ощущение собственной автономности в этом мире, в котором легко потерять устойчивость. Речь не о мифической самодостаточности, а именно о способности опираться на свои чувства и желания, делая выбор в пользу того или другого. Без уважения и гордости этот внутренний стержень выстроить проблематично. Гордости вообще не повезло в христианской культуре, по ней основательно прошлись в Библии и религиозной литературе (и именно по гордости, а не по «гордыне», как сейчас любят уточнять).

Эти два чувства часто стоят рядом, иногда их смешивают, определяя гордость как наличие самоуважения, однако это разные переживания, пусть и близкие.

Что такое уважение? Это чувство, возникающее, когда мы замечаем в себе или в других людях такие качества и достоинства, которые для нас являются значимыми и важными («уважение» происходит из польского, и означает "быть внимательным, наблюдать", от uwaga – "внимание"). Уважать человека - замечать и учитывать его желания и потребности. Если я не учитываю свои интересы и желания — я не уважаю себя, потому что не считаю себя достаточно ценным для того, чтобы это делать. А противоположностью уважения является презрение (от старославянского «смотреть сверху, свысока») — полное умаление, отказ себе или другому в хоть какой-то ценности, или же значительное преуменьшение ее.

Уважение обычно бывает двух видов. Первый — это базовое, «авансовое» уважение, при котором я исхожу из мысли, что другой человек сам по себе, еще до того, как я узнаю его, имеет ценность, и человеку еще нужно «постараться», чтобы доказать мою неправоту в этом. Уважая другого человека, я не оскорбляю его, обхожусь с ним как с ценностью (все это относится и к самому себе!). Второй вид — уважение за конкретные действия или поступки. Это то уважение, которое можно только заслужить, его нельзя выдать изначально. «Как человека я его уважаю, но как профессионала — еще нет». Мнение разных людей по одним и тем же вопросам бывают неравноценны, так как не могут быть равновесными мнения о ракетостроении инженера-ракетчика и дяди Васи, который эти ракеты видел только на картинках. Все мы сталкиваемся с необходимостью занимать в этом мире свое место, и во взаимодействии/борьбе с этим миром добиваться уважения, то есть того, чтобы нас увидели другие люди, разглядели и выделили среди множества подобных нам. «Его действия вызывают только уважение» - это про уважение второго рода, заслуженное, а не базовое. Уважать можно даже врага, который демонстрирует то, за что ценил бы самого себя: стойкость, упорство в бою, мужество... И тут возникает одна отправная точка: чтобы признавать ценность других, нужно научиться признавать собственную ценность. Уважение — это чувство равного по отношению к равному. Признание «снизу вверх» (когда ощущение собственной ценности остается в тени или отсутствует) - это восхищение, очарованность (доходящие до полной слепоты в отношении чужих недостатков), «сверху вниз» - снисходительность, одобрение (доходящие в крайности до высокомерия). Маленький малыш, совершая подвиги упорства в попытках встать и достать любимую игрушку, завоевывает уважение, и в этот миг становится равным взрослому в проявлении такого замечательного качества, как настойчивость.

Мы отражаемся в глазах наших родителей, и самоуважение начинается с того, как нас отражают родители, как реагируют на нас. Родительское уважение — априорное, оно изначально дается авансом через любовь, выражаемую в виде послания «хорошо, что ты такой вот есть в нашей жизни, ты ценен для нас именно таким, как сейчас». Представьте, что родители вам это говорят, что чувствуете?... Так бывает не всегда... Однажды я выслушал долгий монолог матери взрослого совершеннолетнего сына, который при этом был несамостоятельным и ждал, когда родители сделают все за него, даже найдут ему работу. Мама выражала обеспокоенность таким поведением сына, жалела его за беспомощность («он у меня такой ранимый»), но при этом говорила о том, что «у него большой потенциал, правда, непонятно, как его реализовать, он ничего не хочет!». На вопросе «уважаете ли вы своего сына?» она запнулась, опустила глаза и голову, и, после непродолжительного молчания, ответила: «нет...». С самого раннего детства этот мальчик воспринимался как недееспособный, как инвалид, и в сверхзаботе родителей было много жалости, но очень мало уважения к попыткам ребенка хоть что-то делать самому.

Итак, уважение — это чувство, возникающие тогда, когда мы видим ценность в себе или в других. Что же тогда гордость? Гордость - ощущение своей сопричастности к чему-то достойному и вызывающему уважение. Гордость не может возникнуть за то, к чему мы не ощущаем себя причастными. Странно было бы гордиться успехами экономики Никарагуа. Гордиться своей страной можно, если ощущаешь причастность (через происхождение). Гордость за достижения своих детей тоже уходит корнями к родству и к тому, что мы приложили (или нам кажется, что мы приложили) свою руку к их успехам. Гордость психологически связывает человека с тем достойным, что он делает. Сливаясь с уважением, она образует основу самооценки и самоотношения. Уважение больше связано с качествами личности, гордость — с ее действиями, но если уважать можно и совершенно посторонних людей из чужих стран, то гордиться можно чем-то своим, близким, и никогда — чужим (хотя вполне можно понять чужую гордость).

Почему гордости так не повезло в христианстве? «Все грехи мерзостны пред Богом, но мерзостней всех-гордость сердца», «Лучше быть побежденным в смирении, чем победить с гордостью», «Гордость - начало греха. С нее начинается всякий грех и в ней находит свою опору». Ключом к этому неприятию служат такие слова: «Гордостью болен тот, кто стал отступником от Бога и собственным своим силам приписывает добрые дела» (Нил Синайский). То есть гордость связывает человека с признанием его собственных заслуг, его собственной силы в этом мире. Но в христианском мире источником Блага может быть только Бог, на долю человека приходится смирение и стыд. Стыд — противоположность гордости, самоуничижение и самоумаление. К сожалению, ранее христианство сделало ставку именно на стыд, точнее — на греховность человеческой природы, которая порождает стыд. «Только о грехе будет он говорить, только о грехе его учение» - говорится в «Пророчестве о конкисте» майя (XVI век).

Неприязнь к чувству гордости объясняется еще тем, что его часто путают с нарциссическим высокомерием (той самой «гордыней»). Гордость говорит нам: «здорово, что я причастен к этому, приложил свою руку, значит, я что-то достойное в этом мире оставляю». Высокомерие: «я причастен к этому, значит, я более важен, чем другие, кто к этому не причастен». Гордость перерастает в гордыню там, где нет базового уважения, признания ценности других людей безотносительно их причастности к чему-то великому или значимому.

Главным механизмом, который блокирует возможность появления уважения (самоуважения) и гордости — это обесценивание. Сначала эту работу могут проделывать родители, когда ребенок, сияющий от радости, тащит свой рисунок показывать матери, а в ответ - «что это вообще намалевано здесь?». Или когда просто не замечаются никакие попытки ребенка совершить что-то достойное в глазах родителей. Потом этот механизм усваивается ребенком, и уже родители не нужны — все работает само собой. Человек, не испытывающий уважения к самому себе, и не находящий поводов для гордости собой — это тот, кто хорошо поднаторел в том, чтобы не видеть ничего из того, чего он достиг и не видеть своих качеств. Этим самым он расчищает дорогу для презрения и стыда к себе и, опосредованно, по отношению к другим людям.

В общем, опора на себя, способность к самостоятельному выбору становится возможной не тогда, когда просто «избавляешься» от токсических вины, стыда, страха и от зависимости, а когда обнаруживаешь в себе уважение и, возможно позднее, гордость.



Tags: эмоции
Subscribe
promo tumbalele february 13, 2013 16:48 236
Buy for 500 tokens
Ощущение душевной близости мужчины и женщины может быть настолько непереносимым, что мужчина и женщина начнут заниматься сексом, чтобы избежать переживания близости . Такой вот парадокс. Секс стал настолько обыденным делом, а для мужчин — чуть ли не обязательным — что проще…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →