Илья Латыпов (tumbalele) wrote,
Илья Латыпов
tumbalele

Categories:

Пафосная педагогическая власть

На днях я принял участие в международной конференции с несколько пугающим называнием «Педагогическая власть: контексты и подтексты». Сама по себе «педагогическая власть» вызывает вопросы, если учесть, что власть - это "возможность и способность навязать свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей, даже вопреки их сопротивлению". Мне очень не нравятся эти слова. Но на приглашение принять участие согласился, потому что было интересно, что по поводу духовного развития педагога скажет митрополит Хабаровский и Приамурский Игнатий. Его выступление было запланировано в той секции, быть медиатором (ведущим) в которой (вместе с епископом Бикинским Ефремом) меня и пригласили. Заседание проходило в Духовной семинарии, и это, наряду с присутствием нескольких духовных лиц (вместе с учителями, директорами школ и детских домов, методистами), придало определенное направление разговору. Увы, митрополит Игнатий не явился, что снизило мой интерес к процессу. И чем дольше я слушал, тем более печальной становилась картина. Я чувствовал себя чужим среди чужих.

Во-первых, духовное воспитание и развитие выступающими понималось исключительно как религиозное, лучше – православное, в контексте уроков по «Основам религиозной культуры и светской этики». Формально «светская этика» признавалась, но речи о ней не шло вообще. Само сведение разговора о человеческом духе, ценностях, устремлениях к религии и этике мне кажется тотальной формализацией, которая душит все живое и насущное. Звучали слова и о православной педагогике, одной из главных ценностей которых является послушание/послушность. Да, тут как раз есть где разгуляться педагогической власти, но проблема того, как этого «послушания» добиваться, была завуалирована словами о том, что «власть – это служение». Служение – кому? Ученикам? Ни в коем случае, потому что странно тогда требовать послушания от тех, кому служишь. В контексте религии – это служение Богу. Нормальная иерархия: Бог спускает инструкции сверху, наделяет властью своих служителей, а они воплощают в жизнь инструкции, применяя «педагогическую власть» во имя послушания. То же самое и в светской системе, где место Бога занимает Государство.

Я вспоминаю слова учителей на школьной линейке 1 сентября, куда я пришел с дочкой-третьеклассницей. Было много пафосных слов, все они резали по живому своей фальшью. Особенно слова о том, что «дети, вы должны радовать нас своими оценками». Отличная подмена функций школы. Дети идут в школу не для того, чтобы что-то узнать, а чтобы порадовать учителей оценками… «Чудесно». Плюс попытка подменить еще и родительские фигуры… Но это хорошо сочетается с «педагогической властью»… Еще лучше с фигурой власти сочеталось то, как стояли ученики и школьная администрация. Администрация вся стояла в тени, 2/3 детей – на самой жаре. При мне было один солнечный удар у ребенка. Разумеется, ради такой мелочи, как детское здоровье, никто не подумал или сократить все эти длинные речи ни о чем, или передвинуть детей в тень. Дети сами стали передвигаться кто куда мог, нарушив этим самым «педагогическую гармонию». Еще больше ее нарушал нарастающий гомон отвлекающихся малышей, которым большая часть «праздника» не нужна была вовсе, они через 15 минут уже устали.

Второй момент – это зашкаливающая неискренность и психологическое расщепление в педагогической среде, вытеснение того, что реально болит, тем, о чем «положено» говорить. На итоговом заседании конференции, проходившем в Зале приемов правительства Хабаровского края, даже прозвучали такие предельно циничные и честные слова: «Хорошо, что мы начали говорить не о зарплате и тому подобном, а о высоком…». О высоком – да, о высоком говорить хорошо, чтобы не обращать внимание на то, что творится под носом. Особенно это выгодно государству. Проблема в том, что очень многие учителя с радостью подхватывают этот разговор о «высоком», о «высших целях педагога»!

И начинается…Учитель должен быть образцом и примером для детей. Он не должен испытывать «злых чувств». Самопожертвование – одна из главных добродетелей учителя. Любовь к детям – наше всё. «В ваших руках, учителя, души детей» (угу, а родителей и самих детей – в утиль, они тут не при чем). Для меня режущей по душе фальшью звучат многочисленные слащавые стихотворения про учителей. Вслушайтесь и вчувствуйтесь в эти строчки из различных стихотворений:


  • «детских душ строитель» (мания величия)

  • «но каждый учитель – немножечко Бог / который тебя создает» (совсем мания)

  • «вот и он, молодой учитель / а от многих забот уже сед» (героизация эмоционального выгорания)

  • «но Учителем нужно родиться / чтобы жить на земле для детей» (непрошенное самопожертвование)

  • «Не заводится она / и не злится тоже» (запрет на «неправильные» эмоции)

  • «Не смейте забывать учителей» (некоторых забудешь, а как же!)

  • Он сам себя всех строже судит (культ беспощадности к самому себе)

  • «Как хорошо, что мы учителя! …/ Мы каждый день себя по капельке сжигаем» (воспевание мазохизма)

  • Ты терпеньем запасись /Бодрячком всегда держись / Если страх закрался в душу /Не пускай его наружу/ Лишь заметят дети страх / Упадёшь ты в их глазах» (отличные советы по тотальной невротизации личности)

  • «Ни дня покоя. О себе забывши / Ведёте души детские вперёд» (куда заведет измотанный и забывший о себе человек – об этом умалчивается)

  • «Заброшен дом… Мы это вам простим» (дети педагогов не простят)

Мне не нужен учитель-шлифовальшик душ моих детей. Как не нужно было, чтобы кто-то шлифовал мою душу. Вспоминаю слова одного доктора педагогических наук из Москвы о том, что «задача педагога – это изменения внутреннего мира детей». Ага. Эта идея содержит два совершенно неверных допущения: а) внутренний мир детей какой-то неправильный, б) педагог в принципе может изменить внутренний мир детей в нужном ему направлении (покалечить – может, это без проблем). Вот вам и химеры педагогической власти…

Все, что мне было нужно от учителя в моем школьном детстве – это любовь к своему предмету и способность поделиться этой любовью со мной. Таких учителей я помню с благодарностью. Но не потому, что они учителя, а потому, что они были по-настоящему живыми ЛЮДЬМИ, а не измученными «иконами». Живыми. Я видел их расстроенными, злящимися, несовершенными, усталыми, спорящими с нами и со мной. Дающими честную обратную связь. Их было так мало, но они были… И они не учили меня, как правильно жить – этого не знает никто. Они просто любили свой предмет, не претендуя на мое «воспитание» и «изменение внутреннего мира».

Темы о любви и строгости к детям, о самоотречении и самопожертвовании зазвучали и на той секции, в которой я был медиатором. Более того, была поставлена довольно странная, на мой взгляд, идея создать модель духовных качеств учителя (слово «модель» быстро было заменено на «образ»). Я по-прежнему не вмешивался, ограничиваясь отдельными репликами и обозначив свое понимание духовности как «направленности личности на реализацию ценностей, не связанных с обеспечением собственной жизнедеятельности человека». Это определение не понравилось многим, потому что слишком «приземленное», правда, альтернативного определения так и не прозвучало. А потом – кульминация – мне предложили выслушать предложения педагогов и поучаствовать в создании этого образа. Именно потому, что я скептически ко всему этому отношусь. Выслушивая выступления «рабочих групп», я не выдержал и стал прямо озвучивать свои мысли, особенно после «учитель – тот, у кого нет злых мыслей». Что-то из нижеприведенного озвучил прямо на заседании, что-то – после, во время частных разговоров.

Я против такой идеализации и крайней романтизации профессии учителя. И я так думаю: этот пафос – попытка компенсировать учителям то, чего государство им точно не дает. Попытка задешево отделаться от реальных проблем с организацией обучения, с системой образования, замешанной на насилии и культе оценок. Главное – чтобы костюмчик сидел, а из чего он пошит – это дело десятое. Призывать к самопожертвованию – что может быть дешевле, ведь собой же люди жертвуют. Правда, с каждой новой жертвой все меньше становится того, чем можно жертвовать… Учителя поддерживают эту идеализацию, потому что иначе очень сложно поддерживать самоуважение и избегать стыда в той ситуации, в которой оказывается образование в России. Недостаточно быть просто хорошим преподавателем предмета, нужно претендовать на большее – на идеальность, на образцовость, взять в руки воспитание по последним канонам педагогической науки (к которой я отношусь отрицательно).

Идеализация учителя взваливает на педагога непосильное бремя. Первыми это бремя чувствуют дети педагогов, которым нельзя учиться «плохо», потому что они – витрина достижений родителей. Кроме того, не позволяя себе осознавать собственное несовершенство, учитель становится беспощадным к чужому, потому что вытесненное из сознание проецируется на внешние объекты. «У меня нет любимчиков!» - заявляет тот или иной учитель, который совершенно четко выделяет нескольких учеников из класса и третирует остальных. Увы, но «любимчики» есть у всех, другое дело, что осознание собственной предвзятости (совершенно нормальной!) позволяет что-то сделать с этой предвзятостью… Наконец, рядом с живым человеком оживают и дети, не будучи парализованными «идеальностью» педагога. (На это отозвался один из представителей духовенства, заметив, что признание собственного несовершенства в святоотеческой традиции называется смирением).

В общем, в «образе духовности педагога» внезапно появились «смирение» и «забота о себе». Причем, когда прозвучало «забота о себе», в читальном зале семинарии, где заседала секция, раздался коллективный вздох облегчения. Кажется, удалось «приземлиться»… Педагоги оказались обычными людьми.

В общем, мнения разошлись: часть педагогов отстаивала красивую идеализированную картину педагога без слабостей, которую на итоговом заседании представили в каких-то стихах; я озвучил эту пару пунктов – про признание несовершенства (и избыточность требований к педагогам) и про заботу о себе, а не самоотречении.

Завершу стихами от Р. Рождественского :)) Только живыми, а не сладкими.

Удачи вам, сельские и городские
Уважаемые учителя!
Добрые, злые и никакие
Капитаны на мостике корабля.
Удачи вам, дебютанты и асы, удачи!
Особенно по утрам,
Когда вы входите в школьные классы,
Одни – как в клетку,
Другие – как в храм.
Удачи вам, занятые делами,
Которых не завершить всё равно.
Крепко скованные инструкций кандалами
И окриками из РОНО.
Удачи вам, по-разному выглядящие,
С затеями и без всяких затей,
Любящие или же ненавидящие
Этих – будь они трижды! – детей...

Tags: заметки на полях
Subscribe

  • Неразделенные чувства - не унижение

    С грустью отметили сегодня, что во внутренней иерархии многих людей тот, кто прямо говорит о своих чувствах по отношению к другому (о привязанности,…

  • Самоопровергающиеся высказывания

    За последнюю неделю несколько раз натолкнулся в сети на так называемые «самоопровергающиеся высказывания». Это такие высказывания, в…

  • Умные женщины

    Нетерапевтические диалоги. - "Женщины эмоциональны, а мужчина рациональны", "женщина - чемпион по шахматам не в состоянии…

promo tumbalele февраль 13, 2013 16:48 227
Buy for 500 tokens
Ощущение душевной близости мужчины и женщины может быть настолько непереносимым, что мужчина и женщина начнут заниматься сексом, чтобы избежать переживания близости . Такой вот парадокс. Секс стал настолько обыденным делом, а для мужчин — чуть ли не обязательным — что проще…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 100 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Неразделенные чувства - не унижение

    С грустью отметили сегодня, что во внутренней иерархии многих людей тот, кто прямо говорит о своих чувствах по отношению к другому (о привязанности,…

  • Самоопровергающиеся высказывания

    За последнюю неделю несколько раз натолкнулся в сети на так называемые «самоопровергающиеся высказывания». Это такие высказывания, в…

  • Умные женщины

    Нетерапевтические диалоги. - "Женщины эмоциональны, а мужчина рациональны", "женщина - чемпион по шахматам не в состоянии…